Сказка :: Волшебные сказки :: Русские народные сказки :: Английские сказки :: Французские сказки :: Сказки Мира
ЛУЧШИЕ СКАЗКИ
Белый голубок
Жил-был один батрак. Он работал на чужих полях, - тем и зарабатывал себе на жизнь. У него был сынок по прозвищу "Кудри Кольцами". А дочку его прозвали "Золотые Косички".
Но вот жена батрака умерла, и дети остались без присмотра - ведь отец их на целый день уходил в поле. Он боялся, как бы с ними не случилось чего, и в один недобрый день женился.
Вторая его жена была хитрая баба - до свадьбы притворялась, что любит детей, а на самом деле ненавидела их. И так она обижала обоих ребят, такая была сварливая, что старик, ее муж, то и дело вздыхал и горько каялся, что не остался вдовцом. Но слезами горю не поможешь, а злой жены не выгонишь.
Так прошло несколько лет. Дети подросли, стали выбегать из дома, играть во дворе без присмотра.
Как-то раз старик поймал зайца, принес домой и велел жене сварить его на обед. Стряпала она хорошо, и похлебка из зайца вышла у нее превкусная. Но мачеха была обжора, и пока похлебка варилась, она все пробовала и пробовала ее и до того допробовалась, что от зайца ни кусочка не осталось. Тут она всполошилась. Подумала: скоро муж с работы придет, а ей нечем его покормить.
И как вы думаете, что сделала злая мачеха? Вышла во двор, где ее маленький пасынок Кудри Кольцами играл на солнышке, и позвала его в дом: сказала, что хочет его умыть. И вот стала мачеха умывать ребенка и вдруг как стукнет его молотком по головке. Потом сунула в котел.
Немного погодя старик пришел с работы, и мачеха подала котел с похлебкой. За стол сели втроем: старик, его дочка Золотые Косички и ее мачеха.
- А что ж Кудри Кольцами не идет? - спросил старик. - Похлебка остынет. Куда он подевался?
- А я почем знаю? - огрызнулась мачеха. - Мало у меня хлопот, что ли? Не хватает только, чтобы я за этим постреленком гонялась!
Старик промолчал. Окунул ложку в похлебку и вытащил из котла крошечную ножку.
- Да ведь это ножка нашего мальчика! - крикнул он. - Неужто его погубили?
- Что ты за чушь городишь! - возразила мачеха и расхохоталась, словно что-то смешное услышала. - Да как же могла его ножка попасть в похлебку? Вглядись получше - это же задняя заячья лапка. Лапки-то у зайцев точь-в-точь как детские ножки.
Старик опять промолчал. Но тут же выловил ложкой ручонку.
- Смотри - это ручка нашего мальчика! - закричал он. - Неужто не узнаешь? Я ее по мизинчику узнал.
- Да он с ума спятил! - воскликнула мачеха. - Не видит, что это передняя заячья лапка!
Бедный старик не проронил ни слова больше, но похлебки есть не стал и ушел на работу, очень неспокойный - все его какое-то сомнение брало.
А дочка его. Золотые Косички, обо всем догадалась. Собрала косточки в передник и зарыла под плоским камнем близ куста белых роз за порогом домика.
И вдруг:
Обросли эти косточки телом
И стали голубем белым.
И взмахнул голубок крылами,
И быстро вдаль улетел он.
Голубок этот полетал-полетал, потом сел в траву у ручья. Тут две женщины полоскали одежду. Посидел-посидел голубок, поворковал, потом тихонько запел:
Гуль-гуль-гули, гуль-гуль-гули, гуль-гуль-ла,
Меня мачеха со свету сжила
И отцу на обед подала,
А сестрица косточки сохранила,
Под белым камушком схоронила.
Обросли мои косточки телом,
И стал я голубем белым.
И взмахнул голубок крылами,
И быстро вдаль улетел он.
Женщины перестали полоскать одежду и переглянулись, не помня себя от удивления. Ведь не каждый день услышишь, как птица поет человеческим голосом. И они догадались, что это не простая птица.
- Спой нам еще раз эту песенку, голубок, - сказала одна из них. - Споешь - мы тебе отдадим всю эту одежду.
Голубок опять спел песню. Прачки отдали ему всю одежду, какую выполоскали, а голубок сунул ее под правое крыло и улетел.
Вскоре он подлетел к одному дому, в котором все окна были открыты. Голубок сел на подоконник и заглянул в комнату. В комнате за столом сидел человек, а на столе перед ним лежала груда серебряных монет. Человек пересчитывал деньги.
Тут голубок, сидя на подоконнике, запел:
Гуль-гуль-гули, гуль-гуль-гули, гуль-гуль-ла.
Меня мачеха со свету сжила,
И отцу на обед подала,
А сестрица косточки сохранила,
Под белым камушком схоронила.
Обросли мои косточки телом,
И стал я голубем белым.
И взмахнул голубок крылами,
И быстро вдаль улетел он.
Человек перестал считать серебряные монеты и прислушался. Как и прачки, он догадался, что голубок этот не простая птица. И вот он сказал:
- Спой мне еще раз эту песню, голубок, и я высыплю все свое серебро в сумку и отдам тебе.
Голубок еще раз спел песню и получил полную сумку серебра. Он сунул ее себе под левое крыло и улетел.
Недалеко он отлетел, как вдруг увидел мельницу. В ней двое мельников мололи зерно. Голубок сел на мешок с мукой и опять запел свою песню:
Гуль-гуль-гули, гуль-гуль-гули, гуль-гуль-ла,
Меня мачеха со свету сжила
И отцу на обед подала,
А сестрица косточки сохранила,
Под белым камушком схоронила.
Обросли мои косточки телом,
И стал я голубем белым.
И взмахнул голубок крылами,
И быстро вдаль улетел он.
Мельники бросили работу, переглянулись и удивленно почесали в затылке.
- Спой нам еще раз эту песню, голубок! - вскричали они оба. - Споешь - мы тебе отдадим вот этот, жернов.
И голубок еще раз спел свою песню. Потом попросил мельников положить ему жернов на спину и улетел прочь. А мельники глядели ему вслед и дивились.
И вот белый голубок, хоть и тяжеленько ему было, долетел наконец до отчего дома и сел на соломенную кровлю.
Тут он свалил и жернов, и серебро, и узел с одеждой на солому, а сам полетел во двор и набрал в клюв камешков. Потом сел на дымовую трубу и принялся бросать в нее камешки.
Дело было под вечер. Старик отец, его дочка Золотые Косички и злая мачеха сидели за ужином. И они прямо обомлели, когда из дымохода в камин вдруг посыпались камешки и подняли такую тучу сажи, что задохнуться впору. Все трое выскочили из-за стола и выбежали из дому, узнать, что случилось.
Самая маленькая из них троих, девочка Золотые Косички, была и самая проворная. Она первой выбежала за дверь, и белый голубок бросил к ее ногам узел с одеждой.
Отец выскочил вслед за дочкой, и белый голубок бросил к его ногам сумку с серебром.
А злая мачеха была толстуха. Она замешкалась и вышла последней. И белый голубок бросил ей прямо на голову жернов. Тут ей и конец пришел.
Потом голубок взмахнул крыльями и улетел.
Он избавил отца и сестричку Золотые Косички от злой мачехи, подарил им столько добра, что им на весь век хватило, а сам улетел, да так далеко, что с тех пор никто его больше не видел.